Хрюша Sosiska.com МышЪ Харлампий
Сосисечная • Академия • ВЛКСМ • Библиотека • Музей • Дворницкая
Сосисечное время: February 5, 2021   2:15 pm
“Стокгольмский Синдром”
Другие записи в разделе: МышЪ Харлампий (+29), Фёдор и Ёжик (+5)       

ФЁДОР И ЁЖИК – ФИЛОСОВСКИЕ МОНОЛОГИ, ДИАЛОГИ, МНОГОЛОГИ, БУХЛО И ПРОСТО ПИЗДЁЖ НИ О ЧЁМ БЕЗ КОНЦА И БЕЗ НАЧАЛА

В кухне было тихо, лишь из под плинтуса доносилось шебуршание – там благоустраивали нору МышЪ с Крысой Юлей.
Пришёл с работы Аваська. Долго мыл испачканые солидолом руки, закончив обтёр их об спецовку, взглянул на прибитый дранкой к стене, давно пожелтевший календарь за 1954 год, повел пальцем, нашел нужное число, кивнул головой и направился в угол к иконам. Шевеля губами что-то посчитал про себя, достал спички и затеплил лампадку под иконой “Путин возлагается на кающуюся Магдалину”.

В кухню вошла Галю с пустой деревянной миской, поставила миску в раковину, поморщилась от вида солидольных капель. Взяла с плиты огромный коммунальный чайник и стала наливать воду.
– Аваська, у тебя спички в руках, зажги крайнюю конфорку, скоро все соберутся, чай пить будем.
Аваська отошел от икон, зажёг плиту и сел за стол.
– Ты бы хоть спецовку переодел – сказала Галю, ставя на плиту полный чайник – раковину всю солидолом забрызгал, клеёнку щас всю извозишь. Давай, давай, переоденься, пятница, дальше выходные, можешь и не в комбезе походить.
Аваська встал и вышел из кухни. Галю засыпала свежей заварки в старый фаянсовый чайник, поставила кружки и стаканы, обойдя все соседские шкафчики достала печенье, сушки и подзасохший кусок торта “Ореховый”.

Зевая во всю морду в кухню вошёл Ёжик, взгромоздился на стул и стал отковыривать орешки с торта. Пришёл Фёдор, сделал несколько кругов по кухне, выглянул в окно, подошел к раковине. Увидев миску спросил:
– Галю, ты опять Страуса кормила?
– Ну кормила, не голодать же животине.
– А как ты его кормишь? – поинтересовался Ёжик – в гузку крошки засыпаешь? Он же бошку из люка не высовывает.
– На хавчик высовывает, на хавчик все высовывают, – сказал Фёдор, – он как Галю услышит сразу хавальник из люка вытаскивает и начинает клювом щелкать как еврейский портной ножницами. Галю, чай пить будем, или как?
– Скоро будем, – сказала Галю – Аваська пошёл переодеться, да и МышЪ с Крысой Юлей еще у себя шебуршатся. А чё они там шебуршатся я не понимаю, у них из мебели только арфа и Юлькин чепчик с вуалью.

Вернулся Аваська, в белых полотняных брюках и бобочке с отложным воротником. Из под плинтуса вышли МышЪ с Крысой Юлей, забрались на стол. МышЪ укоризнено посмотрел на Ёжика и передвинул тарелку с ореховым тортом между собой и Крысой Юлей. Галю разлила чай по кружкам и стаканам. Некоторое время все молча пили чай с вкусняшками. Аваська достал из кармана вчерашнюю газету “Смешное Сегодня”, развернул и стал читать. Все с удивлением смотрели на невежливого Аваську. Первым не выдержал Ёжик:
– Ну что пишут смешного? – ехидно спросил он Аваську, с намёком на непристойность чтения когда за столом сидят все.
– “На Украине запретили русскохрюкающее сало”, “В Белоруссии тихонят батьку” – прочел Аваська – “Работники Тушинской Валяльной Фабрики взяли обязательства навалять по полной”
– Аваська, ты что “Праполитичные Новости” читаешь? – удивился Фёдор – Вон же шапка на газете “Смешное Сегодня”
– А это теперь такое смешное у нас – сообщил Ёжик и взял печеньку
– С чего бы это такое смешное? – доливая себе в кружку кипятку спросила Галю – это ж не смешно.
– А ты лозунг под шапкой читала? Смотри видишь большими буквами “СМЕШНОЕ СЕГОДНЯ”, а ниже мааааааленькими “публикуется всё что присылается” – Ёжик ткнул лапкой в газету, которую Аваська положил на стол.
– Не вижу, мелко написанно – щурясь сказала Галю.
– Держи – Крыса Юля достала из-под вуали большие роговые очки протянула Галю и строго добавила – прочтёшь верни.
– А на хрена публиковать не смешное? – спросил Аваська – это ж обман читателя, который платит за смешную газету.
– Нет, Аваська – сказал Фёдор, – никакого обмана, редактор не виноват что ему такое присылают. Правило есть правило. А он человек подневольный.
– А какой гад ему такое правило установил? – волнуясь персями спросила Галю – Это ж за что так издеваются над трудовым человеком? Я б даже замуж за него пошла чтоб скрасить его тяжёлые трудовые будни.
– И викенды – добавила Крыса Юля
– Какие еще Викенды? – рассердилась Галю – я никаких Викендов, Танькендов и всяких Машкиндов не потерплю рядом с мужем.
– Галю, не шебуршись, – успокаивающе сказал МышЪ загораживая собой Крысу Юлю – викенды это выходные дни по-английски.
– Ах так, – сказала Галю – я б ему не дала превращать викенды в тяжёлые трудовые будни. Я б наоборот в викенды ему дала бы чаще чем в будни…
– Ага – заржал Фёдор – и так превратила бы его трудовые викенды в супер-пупер трудовые будни.
– Стокгольмский синдром – задумчиво произнёс Ёжик.

Все замолчали и уставились на Ёжика.
– Это еще что за синдром? – спросила Галю – а с этим синдромом женицца можно? Он на потенцию не влияет?
– Галю, отдохни – сказал Ёжик – тебя вообще ничего кроме потенции не волнует, у тебя при слове потенция перси сами по себе шевелятся. Тормозни, это не про то.
– Ёжик, объясни – попросил Фёдор – при чем тут “Стокгольмский синдром” у редактора газеты? Его что террористы захватили?
– Щас телек включу, в новостях точно скажут – Аваська собрался встать, но его остановил Ёжик.
– Пей чай, сейчас объясню.
МышЪ с Крысой Юлей уселись поудобней вокруг торта, растопырили уши и занялись орехами.

– Объясняю – начал Ёжик – главное правило газеты “публикуется всё что присылается” было установлено самим редактором-основателем. Узаконив это Правило, редактор стал его заложником. То есть он не может нарушить правило которое сам установил. Правило стало террористом удерживающим редактора в плену. И будучи много лет заложником этого Правила редактор сам сочуствует этому Правилу, сам его оправдывает и сам его защищает. Это и есть “стокгольмский синдром” – когда заложник оправдывает и поддерживает своего захватчика.
– O tempora, o mores! – воскликнул Фёдор – в какие времена мы живем! Мы оказываемся в заложниках у собственных правил!
– А я бы сейчас заложил за воротник грамм 200 правил – задумчиво сказал Аваська
– Мой дядя самых чёсных правил – сказала Галю – кто из дворни плохо пряжу чесал, тех он правил как надо…
– Мда, – многозначительно сказала Крыса Юля – это вам не купол Исаакия по правилам строить… нет тут среди вас Монферранов… нетути…
– Tempora mutantur et nos mutamur in illis – задумчиво произнёс МышЪ
– Что ты этим хочешь сказать? – спросил Ёжик
– Ничего особенного – ответил МышЪ – годы идут, всё течет, все изменяется, можно дать газете пребывать в незыблемости пирамиды, как там у массонского поэта “Я затвердел как Геркуланум в Пензе”, а можно слегка придушить своего внутреннего террориста и освободиться для славных дел.
– Это мне чё в Пензу ехать? – спросила Галю
– Зачем в Пензу – удивился Фёдор
– Ну вон МышЪ сказал, что редактор в Пензе затвердел – волнуясь всем своим тёплым телом сказала Галю – надо успеть пока не опал.
– Это он не про редактора – успокоил Галю Фёдор – а “Опал” это сигареты, если ты в Пензу полетишь, то лучше “Стюардессу” кури.
– МышЪ, – спросил Ёжик, – а как бы ты придушил своего внутреннего террориста?
– Ну варианты могут быть разными – сказал МышЪ – например “публикуется все что присылается СМЕШНОЕ”, или “публикуется всё что считает нужным опубликовать редактор”.
– Нее, МышЪ, такого террориста так просто не задавишь – печально константировал Ёжик, – там сплошной tertium non datur, консенсус возможен только при полной диффузии компонентов… поэтому я и упомянул “Стокгольмский Синдром”

Аваська оглядел спорящих, и достал из под стола заныканную бутылку с белой птицей на этикетке.
– Коньяк “Белый страус”? – спросил Фёдор
– Допивайте чай, освобождайте посуду – сказал Аваська зубами сдирая пробку, – задолбали ваши споры.
– А нехрен газеты за столом читать – сказал Ёжик
– Огурцами закусывать будете? – вставая спросила Галю
– Коньяк огурцами? – удивился Мышъ – Sic transit gloria mundi…
– Скорее: a la guerre comme a la guerre – поправил МышА Ёжик

Спустя час все умиротворенно сидели вокруг стола, свет был выключен, на столе тёплыми язычками мерцали две свечи, посреди стола сидела Крыса Юля, она играла на арфе и сидящие вокруг тихонько ей подпевали:

И пусть сегодня дней осталось мало,
И меркнет свет, и кровь не горяча
Я в сотый раз опять начну сначала
Пока не меркнет свет, пока горит свеча.

…начинался шаббат…


МышЪ Харлампий
 
     
     
    Копирайт, просьба не тырить, а то сами знаете чё в натуре...
    © 1998-2019 Хрю Корпорэйшн