Хрюша Sosiska.com МышЪ Харлампий
Сосисечная • Академия • ВЛКСМ • Библиотека • Музей • Дворницкая
Сосисечное время: February 9, 2021  8:14 am        Все записи: МышЪ Харлампий (+28), Фёдор и Ёжик (+5)        

ФЁДОР И ЁЖИК, А ТАКЖЕ ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ
филосовские монологи, диалоги, многологи, бухло и просто пиздёж ни о чём без конца и без начала…

Вечером в кухне было тихо. Тускло светила засиженная крупными мухами лампочка под обтрёпаным оранжевым абажуром. За столом, застеленном клеёнкой в аляповатых розочках, сидели двое. Фёдор – простой русский мужик в ватнике и Федоренко – украинский козак в вышиванке. Хлопнула дверь и в кухню вошёл Ёжик. В каждой лапе у него было по бутылке – в правой “Водка” в левой “Горiлка”. Ёжик поставил бутылки на стол и оглядел сидящих.
– Ну, чё приумолкли? Вот я и приехал – сказал Ёжик – закусь есть хоть какая? Фудстемпы небось не пропили? На них же бухло не дают.
– Есть закусь, есть – сказал Фёдор и пошел к холодильнику – Федоренко, тащи стаканы…
Спустя несколько минут на столе красовались тарелки с закуской. Ёжик быстро откупорил бутылки.
– Кому чего наливать?
– Горилки плесни – сказал Фёдор
– А мне водочки – сказал Федоренко
– А я и то и другое буду по очереди – сказал Ёжик и разлил.
Выпили.
Фёдор первую занюхал руковом ватника.
Федоренко первую занюхал рукавом вышиванки.

Ежик взял черную горбушку, потер корочку зубчиком чеснока, тоненько намазал костромским маслицем, положил сверху балтийскую килечку, посыпал мелко резаным зелёным лучком, макнул в крупную соль мясистый мукачевский помидор и закусил первую. Прожевав спросил:
– По второй?
– А то! – сказал Фёдор
– А як же ж – сказал Федоренко
– Ну дык! – ответил Ёжик и налил по второй.
Выпили.
Фёдор закусил розовым украинским салом.
Федоренко закусил малосольным пупырчатым нежинским огурчиком.
Ежик доел горбушку с килечкой и помидорчиком, вытер мордочку, растопырил иголки и сказал:
– Ну таки шо, братья по вере, открываем дебаты?
– Можа еще по одной для куражу? – спросил Фёдор
– Верно – поддержал Федоренко – еще по одной и покуражимся
Ёжик налил. Выпили.

– А шо это ты ватник не занюхиваешь? – начал дебаты Федоренко
– Дык я ж не пил – смутившись ответил ватник, – а если б и пил, я б Фёдором занюхивать не стал бы, вон закуси полный стол.
– Так, Федоренко, – вмешался Ёжик, – дебаты между тобой и Фёдором, к ватнику не цепляйся, он тут на работе.
– Ага, понял – сказал Федоренко.
– А ты с чего бы это по-русски тут щебечешь? – спросил Фёдоров Федоренку.
– Вопрос снимаю – опять вмешался Ёжик, – Федоренко не виноват, это автор мовы не знает.
– Ага, понял – сказал Фёдор.

Ёжик повернулся к давно немытым окнам, за которым виднелись напряжённые лица любопытных зрителей и громко сказал:
– Итак, открываются русско-украинские дебаты. Дебатируют Мужик Фёдор и Козак Федоренко, модерирует Ёжик…

– Ваша Раша… – пошёл в атаку Федоренко.
– Крымнаш – парировал Фёдор
– Вата! – заорал Федоренко.
– Где вата? – нервно спросил ватник ища на себе дырку.
– Федоренко, первое китайское предупреждение. Было сказано: ватник не участвует в дебатах – закричал Ёжик
– Почему китайское? – удивился Федоренко, – я ж украинец?
– А какие украинские предупреждения? – поинтересовался Ёжик
– Ну… ну там “шоб те гад год сала не видать”… – задумчиво гыкая сказал Федоренко.
– Годится, – согласился Ёжик – тогда тебе первое украинское предупреждение
– А можно сделать перерыв в дебатах? – спросил Федоренко
– Можно, – пожал плечами Ёжик – а зачем?
– Ну принять по полстакана и салом закусить, пока предупреждение не сработало – честно ответил Федоренко
– Согласен – сказал Фёдор – Ёжик наливай.

Ёжик налил. Выпили. Федоренко закусил салом. Фёдор запил томатным соком.

– Ты пьёшь кровь мёртвых помидоров? – брезгливо спросил Федоренко.
– Ну ты же жрёшь плоть мертвых поросят – парировал Фёдор
– Все вы в Раше кровопийцы – сказал Федоренко. За окном заапплодировали зрители в вышиванках.
– Все вы хохлы салоеды! – сказал Фёдор – За окном заапплодировали зрители в ватниках.
– А у вас Путин лох – сказал Федоренко – вышиванки за окном злорадно засмеялись
– А у вас Зеленский хуем по пианине стучит – сказал Фёдор – ватники за окном заржали в голос

Ёжик перекинул цифры на табло. Счёт был 3:3. За окном стали возмущаться и те и другие.

– Перерыв – сказал Ёжик и налил.
Выпили. Фёдор закусил салом, Федоренко выпил стакан томатного сока. Ёжик запил стаканом “Балтики”.

– А вы в Рашке… – сказал Федоренко и задумался
– Нет, а вот вы в Хохляндии… – сказал Фёдор и задумался

Ёжик перекинул табло – 4:4 и налил…
Дебаты продолжались еще два часа. Водка и горилка были допиты. Закуска съедена. Сложив иголки Ёжик сидел задумчиво вертя цифры на табло… Фёдор и Федоренко обнявшись сидели на полу и тихо пели “Чорный ворон шо ты вьёшься…”.

Зрители в ватниках и вышиванках давно разошлись, за окном не осталось никого, только на зелёном газоне сидели две белочки и задумчиво слушали песню.
– Задушевно поют – сказала черная белочка
– И не говори – согласилась рыжая…

МышЪ Харлампий



Сосисечное время: February 6, 2021  10:22 pm        Все записи: МышЪ Харлампий (+28), Фёдор и Ёжик (+5)        

ФЁДОР И ЁЖИК, а также все остальные…
ФИЛОСОВСКИЕ МОНОЛОГИ, ДИАЛОГИ, МНОГОЛОГИ, БУХЛО И ПРОСТО ПИЗДЁЖ НИ О ЧЁМ БЕЗ КОНЦА И БЕЗ НАЧАЛА

Вечер. В кухне совсем темно. Слышно только тихое шебуршание. В кухню входит Фёдор, щеклает выключатель и над столом, под древним рыжим абажуром тускло загорается лапочка. В центре стола задумчиво сидит довольно крупная крыса в старинном накрахмаленом льняном чепце.
– Монферран… – задумчиво произносит крыса – без него Питер был бы иным…
– Привет, Юля – поздоровался Фёдор – ты чего одна в темноте сидишь? Чаю хочешь?
– Фёдоров, хороший ты мужик, но не Монферран… Я что, должна по вертикальной стенке к включателю лазать? В мои-то годы? Еще предложи на маятнике Фуко покачаться…
– Ну извини, не подумал – примирительно сказал Фёдоров ставя чайник на плиту.
– Извиняю. – сухо сказала Юля и поскребла когтем клеёнку – Фёдор, а стол кто-нибудь протирает? Вон вареньем накапали, всё присохло, сидеть противно.
– Юля, не наглей, – обиделся Фёдор, взял мокрую губку и пошел к столу. – Я ж тебя не упрекаю что ты тут посреди стола расселась, а мы тут, между прочим выпиваем и закусываем.
– Фёдор, ты что не с той ноги в кухню вошёл? Забыл с кем разговариваешь? – крыса Юля встала в гордую позу уперев лапы в бока – ты что себя Монферраном вообразил?
– Ёжик не приходил? – спросил Фёдор – уходя от ссоры и меняя тему.
– Нет, не было Ёжика, они как с утра с МышЕм ушли за пирожными так и не появлялись.
– Чайник закипел, – сказал Фёдор – ну что, Юля садимся чай пить?
– Вприглядку? Друг на друга будем любоваться? – спросила Юля с сарказмом – в доме шаром покати, ни хлеба, ни масла, ни икры, да еще эти двое уже полдня за пирожными ходят…
– Ну как хочешь, а я пока свеженький заварю, из личных запасов, со слоником – сказал Фёдор роясь в своём кухонном шкафчике.
Крыса Юля уселась на край стола и в задумчивости стала накручивать на лапу хвост. Фёдор тихо шебуршился перебирая пакеты и коробочки, тихо посвистывал остывающий чайник. В кухне было тихо и спокойно…
Фёдор достал коробку со слоном, ополоснул заварной чайник кипятком, засыпал заварку, залил доверху и накрыл старым застиранным полотенцем.
Крыса Юля спрыгнула на стул, оттуда на пол и направилась к плинтусу.
– Юль, ты что, чай пить не будешь? – спросил Фёдор ставя на стол разномастные чашки. – ну не дуйся, у меня вроде печенье где-то было.
Крыса Юля остановилась не дойдя до плинтуса – она раздумывала, смешно дёргался кончик длинного хвоста. Наконец она развернулась и пошла обратно к столу.
– Ну разве что с печеньем – сказала она – а печенье у тебя какое “Мария” или “Сахарное”?
– Овсянное – обрадовался её возвращению Фёдор – сейчас достану. Ну совсем скучно пить чай в одиночестве. Юль, а ты не скучаешь когда МышЪ надолго уходит?
– А он надолго не уходит, разве с утра это долго?
– Ну не знаю. – Фёдор пожал плечами – по-разному бывает. Иной раз паришься целый день, маешься маетой, из угла в угол ходишь, всякую фигню с места на место переставляешь, чаю раз двадцать выпьешь, а вечер всё не идет. А другой раз встал сранья, морду умыл, стул к столу придвинул и тут оно, сумерки уже…

На этих словах Фёдора хлопнула входная дверь, раздались топот и хохот и в кухню ввалились ржущие Ёжик с МышЕм. В лапах у них были коробочки с белыми медведями в синем круге.
– Всё, не могу больше – ставя коробочки на стол и отдышавшись сказал Ёжик – МышЪ ну нельзя же так…
– А я чё, я ниче – сказал МышЪ и растопырив вибрисы сделал серьёзную морду.
– Ты ничё? Да?! Ничё ты?! – страшным тихим голосом спросила крыса Юля – А то что я тут чё-ничё сижу жду вкусняшек к чаю это чё?
– Ну Юль, не начинай, мы в “Севере” такую очередюгу отстояли… вон лучше бечёвку на коробке перегрызи, под ней птифурчики – примирительно сказал МышЪ
– Какой повод для смехуёчков, граждане? – официальным тоном спросил Фёдор.
– Фёдор, ты бы видел эту картину акварелью, – начал Ёжик, – идём мы значит с МышОм по двору. В люке башкой, как всегда задрав гузку, торчит Страус, а у черного хода в углу, стоит компрессор, там мужики диабаз долбили, смену закончили и слиняли, а комрессор даже не заглушили. МышЪ недолго думая засунул Страусу в гузку шланг…
– Это смешно? – удивился Фёдор
– А ты выйди во двор, там у нас теперь над крышами летает Аэростраус типа цеппелин, а в клюве у него крышка от люка вместо якоря.
– Два придурка – проворчала крыса Юля – вот пожалуюсь на вас Монферрану. МышЪ, бери коробку и чайник, пошли в нору чай пить.
Крыса Юля и МышЪ исчезли под плинтусом.

Фёдор пригорюнившись сидел за столом. Ёжик разлил чай по кружкам, открыл коробку с пирожными.
– Тебе каких положить? – спросил он у Фёдора – корзиночку с кремом? эклерчики? сахарную трубочку? трубочку с кремом?
– Ёжик, ну что ты гонишь? Мне бы картошечки варёной, сала копчёного, огурца соленого, селёдку с луком и большой граненый стакан…
– Фёдор, ну давай по чесноку…
– Давай, а ржаная горбушка есть? – оживился Фёдор
– Дай договорить, – перебил его Ёжик – давай по чесноку, ну нельзя же нажираться в хлам каждый вечер, тебя ждут цирроз печени, жуткий холестерин, раннее ожирение и застарелый алкоголизм. Пора бросать пить, курить и жрать сало. Надо переходить на здоровый образ жизни.
– Как Страус? – поинтересовался Фёдор
– При чём тут Страус? – удивился ёжик
– Ну как, он летает под облаками, дышит чистым воздухом… – Фёдор задумался – хотя, когда в жопе шланг от компрессора, то непонятно чем он дышит и как… клювом он дышать не может, если он разинет клюв, то выронит балласт и его унесёт в космос… Пролетая мимо МКС Страус наверняка их напугает…
– Но он пролетит без остановки и направится прямо в Дзету Стрельца… и так три раза – меланхолически добавил Ёжик
– Почему три раза? – удивился Фёдор
– Потому что в звездном каталоге он обозначен как “Третий Возвращающийся Страус” – так что слетает три раза туда-сюда, дизель в компрессоре закончится, потом закончится воздух в Страусе-циппелине и родная крышка “ЛенВодоКанал” притянет Страуса к дому.
– Вон оно как! – восхищенно сказал Фёдор и взял корзиночку с кремовой розочкой… не донеся до рта корзиночку он уставился на Ёжика – погодь, как это его крышка обратно притянет, если ему её надо выпустить чтоб в космос улететь?
– Вот невежественный ты мужик, Фёдор – назидательно сказал Ёжик – ну сам посуди. Вот он выпустил крышку и пошёл в космос, крышка получив разгон вместе с тушкой Страуса по инерции летит у него в кильвартерной струе. Так?
– Ну наверно так, – жуя птифур согласился Фёдор
– Далее, Страус летает туда-сюда, за это время крышка постепенно теряет ускорение и медленно возвращается в плотные слои атмосферы, где её и подхватывает Страус возвращающийся с третьего круга.
– Блин, какой ты умный, Ёжик – с уважением сказал Фёдор
– Умный-умный, а с Монферраном незнаком – послышался ехидный голос из под плинтуса и в кухне надолго наступила тишина…

МышЪ Харлампий



Сосисечное время: February 5, 2021  2:15 pm        Все записи: МышЪ Харлампий (+28), Фёдор и Ёжик (+5)        

ФЁДОР И ЁЖИК – ФИЛОСОВСКИЕ МОНОЛОГИ, ДИАЛОГИ, МНОГОЛОГИ, БУХЛО И ПРОСТО ПИЗДЁЖ НИ О ЧЁМ БЕЗ КОНЦА И БЕЗ НАЧАЛА

В кухне было тихо, лишь из под плинтуса доносилось шебуршание – там благоустраивали нору МышЪ с Крысой Юлей.
Пришёл с работы Аваська. Долго мыл испачканые солидолом руки, закончив обтёр их об спецовку, взглянул на прибитый дранкой к стене, давно пожелтевший календарь за 1954 год, повел пальцем, нашел нужное число, кивнул головой и направился в угол к иконам. Шевеля губами что-то посчитал про себя, достал спички и затеплил лампадку под иконой “Путин возлагается на кающуюся Магдалину”.

В кухню вошла Галю с пустой деревянной миской, поставила миску в раковину, поморщилась от вида солидольных капель. Взяла с плиты огромный коммунальный чайник и стала наливать воду.
– Аваська, у тебя спички в руках, зажги крайнюю конфорку, скоро все соберутся, чай пить будем.
Аваська отошел от икон, зажёг плиту и сел за стол.
– Ты бы хоть спецовку переодел – сказала Галю, ставя на плиту полный чайник – раковину всю солидолом забрызгал, клеёнку щас всю извозишь. Давай, давай, переоденься, пятница, дальше выходные, можешь и не в комбезе походить.
Аваська встал и вышел из кухни. Галю засыпала свежей заварки в старый фаянсовый чайник, поставила кружки и стаканы, обойдя все соседские шкафчики достала печенье, сушки и подзасохший кусок торта “Ореховый”.

Зевая во всю морду в кухню вошёл Ёжик, взгромоздился на стул и стал отковыривать орешки с торта. Пришёл Фёдор, сделал несколько кругов по кухне, выглянул в окно, подошел к раковине. Увидев миску спросил:
– Галю, ты опять Страуса кормила?
– Ну кормила, не голодать же животине.
– А как ты его кормишь? – поинтересовался Ёжик – в гузку крошки засыпаешь? Он же бошку из люка не высовывает.
– На хавчик высовывает, на хавчик все высовывают, – сказал Фёдор, – он как Галю услышит сразу хавальник из люка вытаскивает и начинает клювом щелкать как еврейский портной ножницами. Галю, чай пить будем, или как?
– Скоро будем, – сказала Галю – Аваська пошёл переодеться, да и МышЪ с Крысой Юлей еще у себя шебуршатся. А чё они там шебуршатся я не понимаю, у них из мебели только арфа и Юлькин чепчик с вуалью.

Вернулся Аваська, в белых полотняных брюках и бобочке с отложным воротником. Из под плинтуса вышли МышЪ с Крысой Юлей, забрались на стол. МышЪ укоризнено посмотрел на Ёжика и передвинул тарелку с ореховым тортом между собой и Крысой Юлей. Галю разлила чай по кружкам и стаканам. Некоторое время все молча пили чай с вкусняшками. Аваська достал из кармана вчерашнюю газету “Смешное Сегодня”, развернул и стал читать. Все с удивлением смотрели на невежливого Аваську. Первым не выдержал Ёжик:
– Ну что пишут смешного? – ехидно спросил он Аваську, с намёком на непристойность чтения когда за столом сидят все.
– “На Украине запретили русскохрюкающее сало”, “В Белоруссии тихонят батьку” – прочел Аваська – “Работники Тушинской Валяльной Фабрики взяли обязательства навалять по полной”
– Аваська, ты что “Праполитичные Новости” читаешь? – удивился Фёдор – Вон же шапка на газете “Смешное Сегодня”
– А это теперь такое смешное у нас – сообщил Ёжик и взял печеньку
– С чего бы это такое смешное? – доливая себе в кружку кипятку спросила Галю – это ж не смешно.
– А ты лозунг под шапкой читала? Смотри видишь большими буквами “СМЕШНОЕ СЕГОДНЯ”, а ниже мааааааленькими “публикуется всё что присылается” – Ёжик ткнул лапкой в газету, которую Аваська положил на стол.
– Не вижу, мелко написанно – щурясь сказала Галю.
– Держи – Крыса Юля достала из-под вуали большие роговые очки протянула Галю и строго добавила – прочтёшь верни.
– А на хрена публиковать не смешное? – спросил Аваська – это ж обман читателя, который платит за смешную газету.
– Нет, Аваська – сказал Фёдор, – никакого обмана, редактор не виноват что ему такое присылают. Правило есть правило. А он человек подневольный.
– А какой гад ему такое правило установил? – волнуясь персями спросила Галю – Это ж за что так издеваются над трудовым человеком? Я б даже замуж за него пошла чтоб скрасить его тяжёлые трудовые будни.
– И викенды – добавила Крыса Юля
– Какие еще Викенды? – рассердилась Галю – я никаких Викендов, Танькендов и всяких Машкиндов не потерплю рядом с мужем.
– Галю, не шебуршись, – успокаивающе сказал МышЪ загораживая собой Крысу Юлю – викенды это выходные дни по-английски.
– Ах так, – сказала Галю – я б ему не дала превращать викенды в тяжёлые трудовые будни. Я б наоборот в викенды ему дала бы чаще чем в будни…
– Ага – заржал Фёдор – и так превратила бы его трудовые викенды в супер-пупер трудовые будни.
– Стокгольмский синдром – задумчиво произнёс Ёжик.

Все замолчали и уставились на Ёжика.
– Это еще что за синдром? – спросила Галю – а с этим синдромом женицца можно? Он на потенцию не влияет?
– Галю, отдохни – сказал Ёжик – тебя вообще ничего кроме потенции не волнует, у тебя при слове потенция перси сами по себе шевелятся. Тормозни, это не про то.
– Ёжик, объясни – попросил Фёдор – при чем тут “Стокгольмский синдром” у редактора газеты? Его что террористы захватили?
– Щас телек включу, в новостях точно скажут – Аваська собрался встать, но его остановил Ёжик.
– Пей чай, сейчас объясню.
МышЪ с Крысой Юлей уселись поудобней вокруг торта, растопырили уши и занялись орехами.

– Объясняю – начал Ёжик – главное правило газеты “публикуется всё что присылается” было установлено самим редактором-основателем. Узаконив это Правило, редактор стал его заложником. То есть он не может нарушить правило которое сам установил. Правило стало террористом удерживающим редактора в плену. И будучи много лет заложником этого Правила редактор сам сочуствует этому Правилу, сам его оправдывает и сам его защищает. Это и есть “стокгольмский синдром” – когда заложник оправдывает и поддерживает своего захватчика.
– O tempora, o mores! – воскликнул Фёдор – в какие времена мы живем! Мы оказываемся в заложниках у собственных правил!
– А я бы сейчас заложил за воротник грамм 200 правил – задумчиво сказал Аваська
– Мой дядя самых чёсных правил – сказала Галю – кто из дворни плохо пряжу чесал, тех он правил как надо…
– Мда, – многозначительно сказала Крыса Юля – это вам не купол Исаакия по правилам строить… нет тут среди вас Монферранов… нетути…
– Tempora mutantur et nos mutamur in illis – задумчиво произнёс МышЪ
– Что ты этим хочешь сказать? – спросил Ёжик
– Ничего особенного – ответил МышЪ – годы идут, всё течет, все изменяется, можно дать газете пребывать в незыблемости пирамиды, как там у массонского поэта “Я затвердел как Геркуланум в Пензе”, а можно слегка придушить своего внутреннего террориста и освободиться для славных дел.
– Это мне чё в Пензу ехать? – спросила Галю
– Зачем в Пензу – удивился Фёдор
– Ну вон МышЪ сказал, что редактор в Пензе затвердел – волнуясь всем своим тёплым телом сказала Галю – надо успеть пока не опал.
– Это он не про редактора – успокоил Галю Фёдор – а “Опал” это сигареты, если ты в Пензу полетишь, то лучше “Стюардессу” кури.
– МышЪ, – спросил Ёжик, – а как бы ты придушил своего внутреннего террориста?
– Ну варианты могут быть разными – сказал МышЪ – например “публикуется все что присылается СМЕШНОЕ”, или “публикуется всё что считает нужным опубликовать редактор”.
– Нее, МышЪ, такого террориста так просто не задавишь – печально константировал Ёжик, – там сплошной tertium non datur, консенсус возможен только при полной диффузии компонентов… поэтому я и упомянул “Стокгольмский Синдром”

Аваська оглядел спорящих, и достал из под стола заныканную бутылку с белой птицей на этикетке.
– Коньяк “Белый страус”? – спросил Фёдор
– Допивайте чай, освобождайте посуду – сказал Аваська зубами сдирая пробку, – задолбали ваши споры.
– А нехрен газеты за столом читать – сказал Ёжик
– Огурцами закусывать будете? – вставая спросила Галю
– Коньяк огурцами? – удивился Мышъ – Sic transit gloria mundi…
– Скорее: a la guerre comme a la guerre – поправил МышА Ёжик

Спустя час все умиротворенно сидели вокруг стола, свет был выключен, на столе тёплыми язычками мерцали две свечи, посреди стола сидела Крыса Юля, она играла на арфе и сидящие вокруг тихонько ей подпевали:

И пусть сегодня дней осталось мало,
И меркнет свет, и кровь не горяча
Я в сотый раз опять начну сначала
Пока не меркнет свет, пока горит свеча.

…начинался шаббат…

МышЪ Харлампий



  • Страница 1 - всего - 2
  • 1
  • 2
  • >
 
     
     
    Копирайт, просьба не тырить, а то сами знаете чё в натуре...
    © 1998-2019 Хрю Корпорэйшн